Menu:

Новости:

Август 2017
Владимир Тарасов "Ступенчатый Свет"

Читать дальше >>

Февраль 2016
Владимир Марамзин "И маргинальный голос мой…"

Читать дальше >>

Март 2015
Литературно-критическое эссе "Акценты южных песен"

Читать дальше >>

Сентябрь 2014
В издательстве ИВО вышла новая книга В. Тарасова...

Читать дальше >>

Январь 2014
Новое издание - Анна Горенко, «Успевай смотреть»

Читать дальше >>

Сентябрь 2013:
Михаил Байтальский - «Тетради для внуков»

Читать дальше >>

Август 2013:
Аудио и видео

Читать дальше >>

Июль 2013:
О седьмом номере «Знаков Ветра»

Читать дальше >>

Февраль 2013:
Лилия Соколова: Парадоксы «Антологии»

Читать дальше >>

Январь 2013:
Книга прозы В. Тарасова «"Россыпь" и...»

Читать дальше >>

Август 2012:
Владимир Тарасов «Три в одной»...

Читать дальше >>

Июнь 2012:
О книге Анны Горенко"Сочинения"

Читать дальше >>

Май 2012:
Вышла в свет неожиданная книга...

Читать дальше >>

Рецензии и отклики

 

Владимир Тарасов "Литература сегодня на задворках культуры"

 

Впервые интервью было опубликовано в израильском русскоязычном еженедельнике «Глобус», №1244 (15-21 августа 2016).

В июне до меня дошла информация о некой книжной ярмарке в Тель-Авиве. Информация оказалась ошибочной, ярмаркой и не пахло, зато я нашёл новый (по крайней мере, для себя) книжный магазин. Хозяйка магазина – давняя знакомая, в книжном деле не новичок. Её новый супруг тоже оказался знакомым, литератором, он и предложил провести со мной интервью. 

Вопросов он задал целых 17, на 15 из них я ответил. В дальнейшем от ряда вопросов-ответов этот Псевдоним отказался, а часть из них уплотнил (2-3 в один), соответственно, уплотнились и ответы.

В перепечатке на данном сайте «сплыло» два слова. Было сказано: "Не двоих уже, а троих". Под третьим, из числа ушедших, автором «Альтернативной антологии прозы» подразумевается Л.Генсировская, умершая около двух лет назад от рака. В антологию помещены два её рассказа, хотя я намеревался дать презанятный детектив Люси, но она не захотела, предложила повесть в жанре фэнтези – повесть-то хороша, интересна, но 150 страниц на одну вещь (в антологии!) – это всё-таки слишком.  

Меня спрашивали, доволен ли я этим интервью. Да без разницы – вопросы вопросами, ответы ответами, интервьюер (он же Псевдоним) признаёт свой средний общепитовский взгляд на вещи, так тому и быть, не мне же его переубеждать...

                                                                                                                                                                               
ВТ

Интервью с Владимиром Тарасовым в издании "pravda.ru":

http://www.pravda.ru/society/fashion/tendencies/14-09-2016/1313235-tarasov-0/

 

Владимир Марамзин "И маргинальный голос мой… "

 

В богатом именами русском Израиле, на самом Востоке нашего Запада, выделяется поток, у шлюза которого стоит Владимир Тарасов с его поэзией и прозой, с его заботой о достойном издании собратьев по альтернативной литературе, интересом ко всему, что происходит в русском слове, с явлением Анны Горенко. Он считает себя в основном поэтом, но, как хороший фермер, озабочен любыми литературными всходами каждого жанра...

Читать дальше >>

 

О стихах Анны Горенко

 

 

... С восхищением читаю Анну Горенко, такая непохожая ни на что поэзия, мне трудно, перечитываю по много раз. Очень помогают Ваши комментарии. Целая отдельная вселенная. Такая чувствительность ко всему. Большой поэт.

Владимир Марамзин, из личного письма

 

 

Евгения Вежлян

"Заметки на полях невозможной книги"

 

Вместо поэтической интеллигентской «вечности» в стихах Горенко – голая экзистенция, «здесь и теперь». Но вместе с тем и – это уже в комментариях «на голубом глазу» – вера в расширение времени, инобытие после (это и вправду вычитывается в стихах – на уровне лирического сюжета; Горенко верила в сны о будущем, делилась ими с комментатором и фиксировала их в своих текстах). Противоречит ли одно другому? Пожалуй, нет. Потому что она таким образом и в будущем мыслила себя «по эту сторону» бытия (за полной аннигиляцией любой потусторонности).

 

В творчестве Горенко отразился процесс, заложником которого стала она сама и который, собственно, вызвал неполноту ее посмертного существования...

 

...она в любом случае не пережила бы 1990-х, запечатлев в своем творчестве и в своей жизни процесс схлопывания общих смыслов, изживания мифа из культуры – тот процесс, вследствие которого трагический герой тех лет в следующем десятилетии либо подчинился философии успеха, либо отошел в область смыслов частных, субкультурного свойства, причем и в своей роковой, и в своей поэтической ипостаси.

 

...«Сочинения» Анны Горенко, этот роман в комментариях, оказываются книгой, опрокинутой в позапрошлое десятилетие и оттого – героически-невозможной.

Читать дальше >>

 

Кирилл Корчагин о книге "Успевай смотреть" в журнале "Воздух":
http://www.litkarta.ru/projects/vozdukh/issues/2014-1/hronika/

 

 

О "Знаках Ветра"

 

Сергей Сдобнов
"Речи со стороны ветра"

 

...Вышел седьмой номер поэтического журнала "Знаки ветра", созданного в декабре 2009-го. Издание появилось в результате совместной работы художницы Фаины Колодной и поэта Владимира Тарасова. Создатели решили, что оформление и тематика номеров должны претерпевать постоянные изменения, сочетать несопоставимое, синтезировать формы и векторы существования "поэтического". Кажется, что ничего нового в идее синтеза и постоянном поиске оптики восприятия нет, но появление и уже довольно долгое существование подобного проекта на русском языке в Иерусалиме - событие значительное и позволяющее сделать несколько выводов.

 

Журнал призван помочь наладить взаимодействие поэтов, пишущих по-русски вне пределов России, "ощущающих энергию" словесного ветра и фиксирующих его знаки, о чем пишет Фаина Колодная. Владимир Тарасов подчеркивает непременную принадлежность авторов к иерусалимской школе дискурсивного синтетизма. Он говорит о "необходимости новой аутентичности" авторов, работающих за границей топоса своего языка, констатирует возможность и необходимость возникновения новых поэтик благодаря "вере в слова" и "магической практике поиска сущности в сочетаниях".

 

...С учетом формата и доступности издания (а все сборники выложены в сети), "Знаки ветра" становятся востребованной площадкой для диалога о поэтическом в медиапространстве.

"Лехаим", ноябрь 2013 - хешван 5774 - 11(259)

 

 

 

 

Об "Альтернативной антологии прозы"

 

Лилия Соколова
"Смысл атараксии или парадоксы антологии"

 

Есть книги, которые не хотят быть прочитанными в домашней тривиальной обстановке: между кипящим на плите борщом и телевизором, под дебильный хохоток с экрана Губки Боба или тяжелую как июльский шмель ивритскую бубню Тенцера Маньяка. Они требуют особенного состояния души: освобожденного хоть ненадолго, хоть на день от цивилизации и интернета. Но с мобильным телефоном: не праздных звонков ради, а исключительно для встроенной в телефон камеры. Которая фиксирует окружающее без особого пафоса: "что вижу - о том и пою", как говорил то ли казах, то ли чукча в известном анекдоте.

Читать дальше >>

 

Марина Концевая
"Альтернативная Антология Прозы, или Психоделическое перекраивание действительности"

 

...Тарасов озадачивает меня такой фразой: "Некоторых авторов, например, Фаворскую и в каком-то отношении Пятигорского объединяют определенные принципы психоделического перекраивания действительности".

Я не буду останавливаться на этом термине, авторство здесь принадлежит полностью Владимиру Тарасову, могу только сказать: те, кто откроет Антологию Тарасова и прочтут совершенно необычные по жанру, разные по стилю и вообще – абсолютно не похожие и ни с чем не сравнимые произведения перечисленных авторов, - я думаю, - смогут оценить и, возможно, понять этот термин "психоделическое перекраивание действительности".

Читать дальше >>

 

Владимир Марамзин "И маргинальный голос мой…"
(На полях Владимира Тарасова)

 

В богатом именами русском Израиле, на самом Востоке нашего Запада, выделяется поток, у шлюза которого стоит Владимир Тарасов с его поэзией и прозой, с его заботой о достойном издании собратьев по альтернативной литературе, интересом ко всему, что происходит в русском слове, с явлением Анны Горенко. Он считает себя в основном поэтом, но, как хороший фермер, озабочен любыми литературными всходами каждого жанра. Превратившись на время в собственного деда, привел он в порядок его поэму «Эльбрус», созданную в советских лагерях. Пребывание в тигровой шкуре деда не могло не сказаться и на потомке. Стратовулкан Эльбрус - вулкан, сложенный слоями лавы, столетие за столетием выбрасываемой из Земли и окаменевшей, предстает перед нами как тема с вариациями.

 

Мне, по моей склонности, проще писать о прозе, хотя...

Читать дальше >>

 

 

О книге В. Тарасова «Три в одной»

 

Вы - в традиции русского авангарда, как и Соснора, которому Вы не случайно, конечно же, посвятили одно из своих стихотворений. Во времена постмодернизма эта позиция не слишком выгодна, но тем она и достойней.

Проф. И. П. Смирнов, Университет г. Констанца, ФРГ, в частной переписке

 

Русское слово на Земле Израиля. У него два пути: Лотовой женой воспоминать об утраченной слиянности слова с почвой либо по образцу и подобию Божию создать новое Начало. А это значит повелеть произвести русское слово и камню, и иссохшему лёссу. И огласить на русском безводный небосвод, и не сгореть под нестерпимо жарким солнцем. Дать новый звукоряд, чтобы отзывался на пенье муэдзина и гортанные рулады Востока. И так же, как меняется соседство людей, речений, цвета кожи, так и соседство слов теперь иное, и ритмы – новые. Немилосердно яркие цвета меняют контуры предметов и диктуют иные формы выраженья, вытачивая синтаксис себе под стать, обнажая забытое родство и свойство привычных, неприметных прежде слов.

 

Тарасов преуспел в словесном зодчестве. Построил и язык, и храм, и действо. Его поэзию читать непросто. Но первоначальный дискомфорт паломничества в этот неведомый, порой заколдованный мир вознаграждается с небывалой щедростью.

Зоя Копельман, Еврейский университет в Иерусалиме

 

Кирилл Корчагин о книге "Три в одной" в журнале "Воздух":
http://www.litkarta.ru/projects/vozdukh/issues/2013-3-4/hronika/

 

Давид Маркиш

"Последний витязь"

 

В Иерусалиме вышел в свет сборник стихов Владимира Тарасова – великолепно изданный том, продуманно и тщательно подобранный; такие книжки сегодня редко встретишь.

 

Имя Тарасова известно в нашем мире кнопок и клавиш тем немногим, кто ещё не разучился понимать язык поэзии и читать стихи. Их как кот наплакал, таких читателей, но они есть. Их упрямое желание сохраниться и не исчезнуть окончательно с лица земли заслуживает восхищения. Они – реликты, подобные секвойям во всём их неправдоподобном великолепии.

Строй поэтического языка Тарасова столь же далёк от языка прозы, как небо от земли. Это не две стороны литературы, это куда отдалённей. Язык прозы можно худо-бедно выучить, язык поэзии – никогда: его нужно чувствовать кожей сердца. Поэт создаёт свой, собственный язык, единственно подходящий ему для передачи потока ощущений бытия, составленного из жизни и смерти.

 

Таков Тарасов. Его монолог обращён к Творцу, его творчество – богоискательство. Его читатели – сторонние свидетели закодированного разговора поэта с Высшей силой, в замечания которой, наставив ухо, вслушивался в наших финиковых краях праотец Авраам.

 

Начало осени

поныне праздник мёда

гармония явлений и стиха.

 

 

Затем и ночь заученно бормочет:

ещё ты проворонишь лай собаки

не перечёркивай все скобки оговорок

и междометия на медленном огне.

 

 

А уготованные формы пребыванья –

запечатлённые подобия обличья –

вызревают сами.

Сказанное пёрышками смысла обрастает

постепенно и нате вам –

летит.

 

 

А вы: расслабься…

Успевай хватать!

Это Тарасов, это его язык. Слова, как будто, взяты из словаря и всем знакомы. Но литературу определяет не словарный состав того или иного произведения, а система расстановки слов и знаков препинания в стихотворной строке или прозаическом предложении. Всё, что можно было описать под небом, уже описано; уже в наше время безжалостно зоркий Виктор Шкловский это подметил. Значит, не в том дело, о чём писать, а в том дело – как!

 

Для Тарасова его форма стихотворчества стала естественной обыденностью: чувство, мысль и слово сплелись у него воедино. Он смотрит на обозримый мир – на его пейзажи, его людей, его пчёл и его мёд – чуть сверху, как гордый витязь с высоты седла.

 

Последний витязь русского поэтического ряда.

 

 

Данила Давыдов

"Вошла тишина"

 

В стихах Владимира Тарасова «паузами обозначены границы – / сговор знаков и минут /тьма сжата пятерней». Здесь речь устроена так: «говори поныне можно иначе / ворса коснуться / половиной слов // медленная радость / ускользающего излучения поводов / у отвоёванного искусства». Или так: «не я кричу / изделие взывает стоголосо // к земле прижалась тесно, слышит, ночь / издали – / предостереженье – / на углях разгорающейся темы “о сокровенности отличий” / (свода нет) // огонь вплетённый магией свободы / сдержи дыхание / всмотрись – / говорящий свет».

 

Владимир Тарасов родился в Москве, давно уже живет в Израиле. Не только поэт, но и редактор-составитель посмертного собрания Анны Горенко, вдохновитель журнала «Знаки ветра»… В Москве выходила его книга «Догадаться до души» (НЛО, 2008), представленная – расширенно, поскольку Тарасов указывает на нерелевантность издания по отношению к авторскому замыслу – в первом разделе нынешнего тома. Две других – тоже, по сути, отдельные книги: «Пятерня» и «Превращения чистого времени».

 

Сам Тарасов подчеркивает, что опирается на «принципы художественной методологии синтетизма». Термин «синтетизм» – весьма хитрая штука, в эстетических теориях и практиках его разворачивают так и этак. Был синтетизм Сергея Нельдихена и пересекающийся с ним синтетизм конструктивистов; но можно говорить о синтетическом искусстве вне собственно письма, на уровне столкновений разных видов искусства – как это делали многие, от Рихарда Вагнера до Дмитрия Булатова. Тарасов, конечно же, находится внутри собственно языкового творчества, о синтезе можно здесь говорить применительно к «слипающимся субъектам», своего рода речи, выходящей за пределы «я», речи трансгрессивной, трансперсональной.

 

При этом перед нами поэзия отнюдь не герметичная. Выход за пределы предметной реальности в поэзии Тарасова ничуть не противоречит взрывному, яростному эффекту самого текстопорождения, каковое можно было наблюдать, пожалуй, лишь в поэзии битников. Рафинированная интеллектуальная и контр-культурная позиции здесь вступают в продуктивное столкновение, из которого рождаются то страстные монологи, то фрагменты-осколки – четкие при всем лаконизме, то, казалось бы, «просто лирика», которая, конечно же, таит второе смысловое дно: «…шум / звука всеядный эпигон / плагиатор с ухом Ван Гога зрением Рэя Чарльза / лабиринтом извилин осаждённых известью / как мачты потопленного фрегата – ракушками, / тщеславия скользкий протей / шум разряжен как гриб ядовитый / смертоносен как бешеная толпа – / это шум // а вошла тишина…»

 

Страсть и речь, память и социально-нигилистический пафос, тонкость мировосприятия, диалог и отрицание диалога. Очень яростная и живая книга.

«Книжное обозрение» #16 (2366), стр.7, М. 2013

 

[О книге «Догадаться до души» в журнале «Новый Мир»]

Действительно, стихи Тарасова поражают не столько семантикой или структурой, сколько энергией, самим накалом поэтиче­ского говорения. Страстные монологи, составленные из обрывков реакций и жестов, отдельных мыслей или фиксированных обстоятельств окружающего мира, преобразуются в феерическое шоу с единственным участником — тарасовским лирическим героем.

(«Новый Мир» 2009, №6, http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2009/6/da18.html.
Также на ЛитКарте в рубрике «Книжная полка Данилы Давыдова», http://www.litkarta.ru/dossier/tarasov-davydov/dossier_9470/)

 

[О книгах «Три в одной» и «”Россыпь” и... »]

 

Если вы захотите представить себе поэта как такового - обликом, поведением и стихами, конечно, прозой, разумеется (ибо какой же это поэт без прозы (!), то это будет как раз Владимир Тарасов. В израильском художественном ландшафте - яркая знаковая фигура, ко всему прочему еще и объединяющая пишущих по-русски в интернет-альманахе «Знаки ветра».

 

Стихи Тарасова планируют от жаркой возбужденной пере-говоренности до предельно выпаренной зноем недо-говоренности, когда ты догадываешься по каким-то знакам до чего-то главного, что так важно поэту. И в стихах и в прозе Тарасова отражается причудливый мир, в котором реальность смешивается с фантазией до полного растоворения (а вот чего в чем? ну, скажем, друг в друге , точно так же как стихи в прозе и проза в стихах, наиболее яркий пример такого растворения «Засвеченный пейзаж», помещенный в книгу прозы, но смотрелся бы органично и в книге стихов). Существенно обозначить фигуры, к которым обращается Тарасов, как в стихах, так и в эссе. Прежде всего и во всех контекстах - это Анна Горенко. Далее - Илья Бокштейн, Давид Авидан (в блестящих переводах на русский Савелия Гринберга), Михаил Генделев, Анри Волохонский, Гали-Дана Зингер...

 

Таким образом, именно Владимиру Тарасову удается стероскопически воссоздать поэтическое пространство Израиля последних двадцати с лишним лет. Разумеется, при этом тексты самого Тарасова органически включены в это пространство и взаимодействуют с другими.

Б., "Другое полушарие" № 21, июль 2013, стр. 100,
http://dr-polusharie.blogspot.ru/2013/07/21-2013.html

 

[Данила Давыдов, "Владимир Тарасов. Исцеление лёгкостью: Стихотворения и поэмы."]

 

...такого рода трансгрессия остаётся принципиально личностным актом, который вовсе не претендует на отмену «я», но максимально расширяет его возможности и формы поэтического бытования...

("Состав воздуха - Хроника поэтического книгоиздания",
http://www.litkarta.ru/projects/vozdukh/issues/2014-4/hronika/)

 

[Из альманаха "Журнал наблюдений"]

 

Возможно, из-за весьма ограниченных географических масштабов и слишком древних литературных источников, на которые ...автору и его герою дано было опираться, покинув империю, они жестикулируют гораздо резче...

 

Брутальный лиризм. Неиссякаемость, гибкость и странная грация метафор выдают поэта. Но изощренное соотношение сюжета и фабулы, благородная прочность ткани текста свидетельствуют о том, что перед нами настоящая проза, а не словно заранее извиняющаяся за свою беспредметность "проза поэта". Колорит фовиста - звонкие, локальные, открытые цвета. <...>

 

Языковая стихия, нестройный хор полустершихся дискурсов, оскверненных идеологией, соц-артом, коммерцией (рекламой), бранью, литературным этикетом, вдруг, как когда-то для Тургенева, превращается в "великий и могучий".

Альманах "Журнал наблюдений" (из наблюдений за следом будущего). М., 2003

 

[Из журнала "Солнечное Сплетение"]

 

"Фрагменты посвящения" ... превосходная, очень свободная и гибкая проза... Крупный ритм этой прозы легко несет большие как бы антологические вкрапления, бронзовеющие прямо на ходу и на глазах у читателя. Лучшее из них - о Иерусалиме...

 

<...> главное у Тарасова - события сознания. Оголенное на веселом и страшном высокогорном солнце, сознание у него ходит по тропинке бедствий, ... забегает вперед, болтает ногами над пропастью, жадно высматривая себе редкую поживу. Какой опасный, трудный, кружный путь!

"Солнечное Сплетение"

 

 Ещё о нас пишут:

 

М. Занд

"«Знаки Ветра» — новый журнал современной поэзии"

 

...художница Фаина Колодная пришла к поэту Владимиру Тарасову и предложила делать вместе новый журнал, не похожий на все, им известное.

 

У всех сборников есть своя история создания и своя тема, которая прослеживается и в стихах и в оформлении...

 

В литературой среде несмотря на узость поэтической элиты выход каждого журнала является безусловно событием которого ждут настоящие ценители современной поэзии.

http://itc.israturizm.com/2011.../
(
синтаксис и орфография автора)

 

***

 

И правда - красиво! ...очень гармоничное оформление, уместные колористические сцепки, а равно соответствие текста цветовой гамме. Поздравляю, по оформлению это самый удачный сборник.

(Л.С.)

 

***

 

Стихи потрясающие! Просто дух захватывает от ассоциативных цепочек и живого объемного образа... Спасибо за сборники, жду допечатки Знаки ветра 2.

(Лиля)

 

***

 

Мне очень понравилось оформление - неожиданное, местами агрессивное, даже раздражающее, но мне это нравится. в этом есть идея и стиль. Удачи вам, буду теперь за вами следить.

(Юлия)

 

Наум Вайман

“Литературные хроники: Знаки Ветра”

 

…у Алекса Гельмана цветная рубашка, он еще трезв, но уже слишком язвителен, колонча Птах, не потеряв лысины, отрастил бороду с усами и стал похож на дедушку Ленина, композитор Боб Юрочкин в кожаном пиджаке цвета беж настраивает электрическую гитару по электрической скрипке, что-то наигрывает авангардное. Вадим Мескин подстраивается с флейтой, он в сапогах, в тельняшке и берете десантника, на спине выцветшей джинсовой куртки нашивка "Jerusalem".

 

Да, все это довольно странно, даже нелепо напротив стен Старого города, но я невольно ощущаю и предвосхищаю атмосферу празднества, почти тревожащую...

 

…Тарасов был разгневан моей непонятливостью: "синтетизм", это легитимация неправомочных сочетаний! Он обнаруживает жизнеспособность таких сочетаний и утверждает её!

 

- Но так любой бред можно объявить "синтезом" и...

- Наум, это мое поэтическое право, право на несопоставимость. Это мой поэтический принцип.

 

Что ж, так тому и быть, против поэтической воли не попрешь.

http://www.netslova.ru/vaiman/znaki.html

(синтаксис и орфография автора)

 

О презентации первых выпусков"Знаков ветра" в Иерусалиме см. также полный отчёт.

 

Уважаемые читатели!

 

Oтклики и рецензии на материалы «Знаков Ветра» вы можете отправлять по электронной почте на адрес издателя журнала:

 

mir-tara@mail.ru

 

Все присланные письма будут обязательно прочитаны – нам очень важно знать ваше мнение о наших публикациях. Особо интересные рецензии или фрагменты с вашего разрешения будут опубликованы на этих страницах. Если вы не хотите этого, обязательно укажите в письме, что оно не предназначено для публикации. Обращаем ваше внимание на то, что редакция оставляет за собой право сокращать письма, предназначенные для публикации.